Луганский регион
Луганский регион
Главная
Районы Луганской области
Карта области с поиском
Контакты
Май
Апрель
Март
Февраль
Январь
Декабрь
Ноябрь
Ноябрь
Июнь
Май
Апрель
Март
Февраль
Январь
Декабрь
Ноябрь
Октябрь
Сентябрь
Август
Июль
Июнь
Май
Апрель
Март
Февраль
Январь
Декабрь
Ноябрь
Октябрь
Сентябрь
Август
Июль
Июнь
Май
Апрель
Март
Февраль
Январь
Декабрь
Ноябрь
Октябрь
Сентябрь
Август
Июль

Новости Луганска и области

19 октября 2015 года

Георгий Тука о причине войны, контрабанде и страхе луганчан перед НАТО

глава Луганской областной военно-гражданской администрации Георгий Тука 

глава Луганской областной военно-гражданской администрации Георгий Тука

Глава Луганской военно-гражданской администрации Георгий Тука в интервью  рассказал о том, как идет расследование расстрела мобильной группы по борьбе с контрабандой, об опасностях предстоящих местных выборов на Донбассе, блуждающих танках о схемах воровства бюджетных денег, "параде вышиванок", который ему устроили местные чиновники, усталости от войны на Донбассе и будущем региона..

Георгий Тука о причине войны, черной дыре ЛНР-ДНР и страхе перед НАТО на Донбассе в интервь, изданию apostrophe.com.ua.

Ручной режим

Легковой автомобиль главы ВГА подъезжает не к парадному входу в обладминистрацию, а по улочке позади здания, через старые железные ворота, которые ведут во внутренний дворик. Охрана Георгия Туки, два бойца, один из которых также выполняет роль водителя, заходит в здание: один впереди, другой позади главы ВГА. Они первыми заходят в приемную, заглядывают в кабинет. В субботний день здесь нет никого, кроме улыбающейся помощницы Туки Ирины.

Кабинет главы ВГА - по-спартански пустынный. Стол, несколько кресел, на столе - документы, кнопочные телефоны со справочником "Государственная межгородская связь", выстроенные "по росту" гильзы и закрытый ноутбук. Позади кресла на стене - портрет президента Петра Порошенко, справа в углу - украинский флаг. На стене слева - карта области. В шкафах у входной двери самым заметным оказывается "Кобзарь" Тараса Шевченко. На столе, за которым обычно сидят посетители, лежит небольшой плакат "Подари ребенку достойное будущее, победи коррупцию своими руками".

Мы с Георгием Тукой продолжаем разговор, начатый еще в машине, - о скромных успехах области в вопросе наказания коррупционеров и контрабандистов, том, что те, кто должен быть первой инстанцией по борьбе с этим злом, оказываются "крышей" для нелегальных потоков - как на оккупированную территорию, так и на "большую землю", в регионы Украины за пределами зоны АТО.

За все время беседы глава Луганской области улыбается всего пару раз - когда рассказывает о семье и о том, какой "парад вышиванок" устраивали ему местные чиновники, решившие, что над ними нависла угроза увольнения и наперегонки штурмовавшие его кабинет после назначения главой ВГА.

Одна из главных проблем, считает Тука, - неповоротливость системы, бюрократия в принятии решений. "Я многократно разговаривал с хорошими ребятами, операми, которые три-четыре-пять операций проводят и видят, что по уголовному производству результат - ноль. У них руки опускаются, - говорит он. - Об этом и президент, стуча кулаками по столу, говорил. Вот прокуратура отчитывается по возбуждению уголовных дел, а они могут болтаться годами и, по большому счету, это никого ни к чему не обязывает. Надо смотреть результат по материалам, переданным в суд, либо по судебным приговорам. Так вот, например, по сепаратизму из почти 70, если я не ошибаюсь, дел, все (фигуранты) получили условное наказание".

- Что могло бы заставить эту систему двигаться быстрее, как можно ее изменить?

- У меня слишком небольшой опыт, чтобы делать фундаментальные заявления по этому поводу. Во многом на ситуацию влияет человеческий фактор, без сомнения. Тут вопрос морально-этического характера. Если я знаю, что мне, не лично мне, а для вояк, нужен лес для строительства укрепсооружений, и если в Киеве этот вопрос не решается два месяца, то я посылаю к чертям и министров, и СНБО, принимаю волевое решение и беру на себя ответственность. С понедельника (разговор состоялся 26 сентября - "Апостроф") я вместе с вояками еду в лес, и мы будем его пилить. Далеко не у всех хватает на это духа или желания. Кого-то устраивает прятаться за тем, что можно сидеть годами и месяцами и ждать сверху разрешения. А мне плевать на эти разрешения.

В конце заседания выездного Комитета Верховной рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, которое состоялось в Северодонецке 26 сентября, Георгий Тука с возмущением рассказал, как пытается уже не один месяц получить разрешение на вырубку леса - из тех 11 га, которые сгорели из-за пожара. Военным нужно только 400 кубов, и их, похоже, придется вырубить в обход всех разрешений, ведь зима близко.

- Были ситуации, когда вы принимали решение действовать в ручном режиме, а потом у вас были неприятности?

- Ну, я законы нарушал не один раз. Если я, будучи волонтером, являлся самым крупным автомобильным контрабандистом и никогда этого не скрывал, то мне к этому не привыкать. А в должности госслужащего мне так действовать не приходилось. Ситуация с лесом - первая настолько критическая.

- Получается, что главе ВГА, которому президент дал расширенные полномочия, проще выехать в лес и собственноручно напилить дрова, чем без проволочек добиться официального разрешения из Киева?

- Естественно.

- И этот ручной режим работает везде?

- Да. Это бред сивой кобылы, что на вырубку горелого леса надо два месяца ждать разрешения из Киева, потом его согласовывать с СНБО. Что, СНБО больше нечем заниматься? Идиотизм. Через месяц может выпасть снег. Когда они будут его пилить и строить?

Мобильные группы

- В конце августа вы обещали, что будут громкие дела о контрабандных потоках. Что сейчас происходит с контрабандой, особенно после расстрела мобильной группы? Хватает ли этих семи бригад, и сколько сейчас работает таких групп в Луганской области?

- Не хватает. Северная часть области вообще не закрыта. В области у меня работало две группы, а пять - в Донецкой области. Это объективно и нормально, потому что в Донецкой - нагрузка намного выше. Но в северной части Луганской области на границе с Россией вообще никто не работал. И мы за два дня до расстрела группы планировали с Эндрю (Андрей Галущенко, волонтер, погибший 2 сентября, - "Апостроф") переместить его ребят поработать на севере.

- Эндрю был и моим другом тоже, поэтому я не могу не расспросить об этой трагедии, хотя вы недавно отказывались комментировать эту тему. Если хотите, можете что-то рассказать офф-рекорд. Первое, что пришло в голову, когда я увидела кадры полностью сгоревшего автомобиля, - почему группа была не на бронированной машине, а на обычном Mitsubishi?

- У них в распоряжении был бронированный автомобиль. Сначала был Maverick (внедорожник), который расстреляли за три дня до того.

- Их пугали тогда, или это было покушение?

- Мы с Андрюхой тогда сидели вечером, нарисовали схему обстрела. Я, честно говоря, думал, что пугали. А он был уверен, что это было реальное покушение, просто неудачное из-за того, что они остановились под прикрытием зеленки, и стрелку с его позиции не была видна правая сторона автомобиля. Ребята вышли через правую сторону, и он (стрелок) не видел, что в машине никого нет, а стекла в автомобиле - тонированные. Maverick потом отогнали в Краматорск на экспертизу. У них был еще бронированный Hummer, но для тех целей, которые они ставили перед собой, он не годится. Во-первых, он сжирает невероятное количество бензина, во-вторых, он достаточно неповоротлив, и звук его двигателя далеко слышен, особенно ночью или ранним утром. А они должны были вести скрытое наблюдение. У Hummer расход топлива - большой, а емкость бака - недостаточно велика. От места, где находился Андрюха, до места дислокации расстояние - 70 км. 70 туда, 70 обратно - и уже полбака нет. Поэтому поехали на Mitsubishi.

- Даже несмотря на то, что их вот буквально только что расстреляли?

- (Кивает). Там много вопросов, непонятно, почему именно в это время они решили ехать. Такое впечатление, что их кто-то вызвал. Начало седьмого утра - несвойственное время для работы группы. Пока идет следствие. Тем, как оно идет, на сегодняшний день я удовлетворен. Подчеркиваю - на сегодняшний день.

Военный прокурор Анатолий Матиос на заседании Комитета в субботу предложил пройти тест на детекторе лжи людям, которых Андрей Галущенко косвенно обвинял в участии в коррупционных схемах в области. Незадолго до гибели волонтер заявил на камеру, что в продвигаемом чиновниками гуманитарно-логистическом центре в Новотошковке, который строится, но пока еще не работает, будут, в первую очередь, продавать свой товар фирмы, приближенные к некоему Юрию Юрьевичу и "господину генерал-лейтенанту". Высказывалось предположение, что Галущенко указывал на Юрия Юрьевича Клименко, замглавы ВГА, и на генерал-лейтенанта Анатолия Науменко, главу УМВД в Луганской области. "Эти несмываемые два **** давно здесь сидят и все давно контролируют", - заявил Эндрю. Подозрение пало и на 92-ю бригаду, которая стоит в Счастье, именно в этом районе группа попала в засаду.

- Почему главный военный прокурор Анатолий Матиос, который на заседании Комитета предложил пройти полиграф Науменко и Клименко, не сделал этого раньше?

- Это предложение было озвучено примерно две недели назад, в тот же день, когда полиграф проходил я. И Науменко, и Клименко предложили вслед за мной пройти полиграф. Науменко (тогда) отказался. А до Клименко просто очередь не дошла.

- А кто еще проходил полиграф?

- Уже больше ста человек, в том числе - Ветер (комбриг 92-й бригады Виктор Николюк). Подробности я рассказать не могу.

- Эта трагедия как-то повлияла на другие группы? Может, кто-то отказался работать?

- Мне неизвестны случаи, чтобы отказывались. Я понимаю, что в разных группах - разные коллективы, разные команды. Есть группы, в которых кроме волонтеров вообще никто не хочет идти на ноль (линия соприкосновения), боятся. Есть группы, где с волонтером всегда идет на ноль пограничник. Есть группы, где "фантомы" лезут вперед (бойцы подразделения Государственной фискальной службы Украины "Фантом", - "Апостроф"). Все зависит от конкретной группы. Разный состав группы, разная подготовка у людей...

- Все эти группы находятся в зоне большого риска. Но то, что именно группа Эндрю попала в засаду, - это случайность, по вашему мнению, или они были самые неудобные?

- Да нет, скорее, уровень риска у всех одинаковый. Столкновения были по всей линии разграничения, а не только у них. Чаще это случалось в Донецкой области, потому что нагрузка там намного больше. У нас львиная часть линии разграничения проходит по руслу реки (Северский Донец), соответственно, мест пересечения намного меньше. А там езжай - не хочу.

- Вы сказали, что этих семи групп мало. Будут ли еще набирать добровольцев для такой работы?

- Сейчас я этим процессом не руковожу. Я в него вовлечен, поскольку это мое детище, у меня не хватает духу его бросить. После смерти Эндрю на определенное время деятельность групп была приостановлена, чтобы выработать некий алгоритм, чтобы минимизировать подобные риски. Насколько я знаю, сейчас их работа возобновлена. И если я в ближайшее время буду в Киеве, то поставлю перед соответствующими органами вопрос о выделении отдельной группы, которая будет работать по северу области, там, где находится граница с Россией.

- Как можно обезопасить этих людей?

- Тут есть несколько путей. Один - использовать технические средства разведки: скрытые видеокамеры, тепловизионные камеры и беспилотники. Дальше - в обязательном порядке давать боевое прикрытие, хотя у группы Эндрю были с собой десантники, но это их не спасло. Надо понимать, что есть разные задачи: одна - наблюдать, выявлять. А другая - проводить задержание. В первом случае нужны юркие машинки, тихие, а задержание надо проводить с использованием десантуры на БТРах.

- Насколько удалось снизить поток контрабанды благодаря этой работе?

- По моим оценкам, процентов на 70-75.

Тише едешь - дальше будешь

- Что сегодня везут на оккупированную территорию? Я так понимаю, что теперь это уже не фуры, а транспорт поменьше.

- Последнее время информация о задержании фур мне не поступала. В основном, это или пятитонники, или бусы. Везут то же самое, что вчера и позавчера, ассортимент не меняется: продукты питания, алкоголь, сигареты.

- Какая схема работы с контрабандным грузом при задержании?

- Задерживается автомобиль с грузом, все это описывается, протоколируется, автомобиль отдается на ответственное хранение. Раньше не было четко определенных мест для такого хранения, поэтому его отдавали либо в милицию, либо в близлежащее расположение батальона. Сейчас мы определили таким местом хранения аэропорт в Северодонецке. Там находится 24-я бригада, она принимает на ответственное хранение все автомобили. Вместе с тем, по Донецку (по Луганску такого не было) были случаи, когда владельцы груза мало того, что подают судебные иски о неправомерном задержании, так они еще и подают иски о порче груза, возмещении упущенной выгоды.

- И что, суд решает в их пользу?

- Как правило, да. Но в этом случае подается апелляция. Но вся эта тягомотина отбивает охоту работать.

- То есть, были случаи, когда явно контрабандный товар приходилось просто отдавать назад?

- Из аэропорта не отдавали, он только начал работать, но из других мест - да, были конечно.

- Что можно в этом случае сделать?

- Ждать, пока приедет блуждающий танк.

- Последнее время об этих танках (уничтожавших контрабанду, - "Апостроф") не слышно.

- Работают.

- Анатолий Науменко в личной беседе со мной заявил, что контрабанда в области практически отсутствует. На заседании комитета это же, по сути, повторил Олег Козловский, начальник УСБУ области. Когда он это сказал, люди начали смеяться. Почему главные силовики области позволяют себе делать заявления, что контрабанды нет, когда все в курсе, что есть?

- Это результат безнаказанности. Так это везде происходит.

- Науменко также говорил, что милиция уже два месяца не имеет доступа к 20-километровой зоне, примыкающей к линии разграничения. И что даже пароля, которым пользуются ВСУ, он не знает. А значит, по его словам, милиция к контрабанде на оккупированную территорию отношения никакого не имеет.

- Да лукавит он, все он знает. Но милицейских подразделений там действительно нет. Там стоят подразделения ВСУ.

- Кто задействован сегодня в контрабандных схемах, по вашим данным, и сколько стоит, допустим, провезти пятитонник на ту сторону?

- Последние данные, которые мне сообщали о фуре, - 250 тысяч. Пытались провезти три недели назад. Скорее всего, там был сахар, алкоголь или табачные изделия. Тогда ее не пустили, но не факт, что она в другом месте не прошла.

- В этих схемах, по вашим данным, кого больше - военных или сотрудников правоохранительных органов? Кто крышует эти схемы?

- Скорее всего, так как на передовой сейчас стоят исключительно вояки, то вояк больше. Но это не значит, что остальные - белые и пушистые. Остальные могут заниматься процессом организации.

- Вы сами как-то рассказывали о классической схеме вовлечения человека в контрабандный поток: предлагают большие деньги, потом собирают на него компромат и, по сути, уже держат на крючке. Эту цепочку можно как-то разрушить и выдернуть человека оттуда, заставить или убедить его, пообещать неприкосновенность взамен на информацию и согласие сотрудничать?

- (Кивает). Медленно, но да. Они понимают, что им деваться некуда. Они соглашаются не потому, что покаялись. Как правило, такое предложение они получают, когда их припирают к стенке с целью получить доступ к информации, куда передаются деньги дальше, чтобы выйти на конечного организатора.

- Выходит, мы можем и не услышать о каких-то громких делах о посадках контрабандистов, раз получается их вербовать?

- Не исключаю. Это то же самое, что и в заказных убийствах: можно догадываться, делать умозаключения, выстраивать цепочки и параллели, но ни для кого не секрет, что самое тяжелое в заказном убийстве - привлечь к ответственности самого заказчика. Как правило, прямых улик нет, только косвенные.

- Кто те участники контрабандистских схем, чьи дела переданы в суд?

- На сегодня самая крупная рыба - командиры батальонов. Насколько мне известно, пока ни один из них показаний на свое руководство не дал. Или я не все знаю.

Нельзя казнить

- Недавно я делала запрос в военную прокуратуру, хотела узнать, сколько открыто уголовных дел по факту мародерства в зоне АТО, потому что часто слышу от жителей прифронтовой зоны, что их продолжают грабить. Но в официальном ответе было сказано, что по этим фактам не было возбуждено ни одного уголовного дела. На каком уровне и кто это покрывает?

- Вопрос и простой, и сложный. Если в воинском подразделении какие-то преступления носят системный характер, и по по этим эпизодам не ведется никакая работа, то под внимание первым должен попасть представитель ВКР (военной контрразведки), в обязанности которой входят сбор, анализ и предупреждение воинских преступлений. Я никогда в жизни не поверю, если говорить о 28-й бригаде или 92-й, что вкровцы не знают, что там творится. Либо они знали и сидели на зарплате (что вероятнее всего), либо это просто люди не на своем месте, и их надо убирать.

Если говорить о мародерстве, то оно, как правило, происходит на нуле. Там ситуация сложная в чем: сейчас интенсивность боевых действий снизилась, но до определенного момента у меня в Луганской области были населенные пункты, в которых не было милиции. И фактически люди оставались один на один с теми самыми военнослужащими, которые их же и грабили. Кому жаловаться? Обращались к командирам. Чаще всего - реакции никакой, кроме: "Я разберусь".

Тут, конечно, надо подключать ВСП (военная служба правопорядка). ВСП с большим опозданием начала включаться в этот процесс. Но у меня язык не поворачивается их упрекать, потому что они (так же, как и абсолютно все воинские подразделения) были уничтожены за 20 лет, и их точно так же пришлось создавать с нуля. По логике, по алгоритму, люди должны обращаться в военную службу правопорядка, а те - проводить следственные действия в отношении мародеров. Потом подключается военная прокуратура. Такая схема. Почему таких фактов до сих пор нет, мне тяжело сказать. Значит, где-то кто-то не дорабатывает.

- Или покрывает.

- Да, я это и имею в виду - либо ВСП, либо военная прокуратура. У меня нет розовых очков, командиры будут такие случаи покрывать, так что надеяться на то, что они будут хватать своих подчиненных и тащить их в ВСП - наивно. Такой работой вспшники должны заниматься сами, выезжать в населенные пункты, где нет милиции, по собственной инициативе беседовать с жителями, снимать показания, а потом на их основании работать.

- Насколько мародерство - массовое явление в Луганской области?

- Наверное, оно массовое. Но если говорить о фактах, то у меня такие факты вскрылись только в одном населенном пункте - селе Крымском. Только вчера ко мне приехал глава военно-гражданской администрации оттуда, он рассказал, что у него по селам есть случаи мародерства, что командиры покрывают. По другим населенным пунктам мне такая информация не попадалась.

- Как вы, будучи главой области, станете эту проблему решать?

- Я приглашу в ближайшие дни руководство ВСП, передам факты по Крымскому и попрошу их выехать в населенный пункт и провести беседу с жителями.

Барин приехал

На вопрос о том, как местные относятся к нему, Георгий Тука признается, что жалобы текут рекой с самого первого дня пребывания на должности. 90% жалуются на бездеятельность местных органов власти, управление ЖКХ, достаточно большой сегмент возмущает то, что вчерашние агитаторы за ЛНР, ДНР и "русский мир" не наказаны. Проблема в том, говорит Тука, что обвинения в участии или даже организации псевдореферендумов тех или иных граждан нельзя подтвердить фото- и видеофактами, есть только показания людей. А свидетели, когда дело доходит до суда, вдруг начинают массово отказываться от своих показаний. Впрочем, бывают и редкие победы на антикоррупционном фронте.

Тука рассказывает, что на днях его очень порадовал финал истории с одним бывшим руководителем колледжа в Рубежном, который, кстати, был выдвинут на должность мэра Оппозиционным блоком. Прославился он своими пророссийскими организаторскими способностями и тем, что одну из сотрудниц колледжа в своем кабинете таскал за волосы за то, что ее дочка поехала в Киев на Евромайдан. После окончания контракта администрация колледжа отказалась его продлевать, в отместку этот человек подал иск в суд. По словам Туки, вся проукраинская громада была уверена, что суд примет положительное решение по иску. Но суд в иске отказал. "Это "тело" уволено в соответствии с законом, - говорит Тука. - Меня это очень порадовало, скажу честно".

В другой истории "героями" были два знаковых персонажах области - бывший руководитель Новоайдарского райсовета Александр Бабенко и его заместитель Александр Жданов, которые непосредственно руководили процессом строительства баррикад, чтобы помешать продвижению ВСУ в начале АТО. Бабенко, говорит Тука, месяцев десять был под следствием в СБУ, а суд его оправдал. После чего он явился в свой район и занялся преследованием проукраинских жителей. По настоянию главы ВГА прокуратура подала кассацию.

- Я с тревогой наблюдал за этим, но в результате решение суда первой инстанции о том, что он невиновен, было отменено. Материал сейчас отправлен на повторное судебное заседание. Я не собираюсь отступать. Я этих мерзавцев буду преследовать, пока мы не очистим нашу землю от этой сволочи.

- Выборы на носу. Не успеете всех почистить.

- Да, это нереально. И это была одна из основных причин, по которой я с первых дней был категорически против проведения выборов. Моя позиция остается неизменной.

- Выходит, придется наблюдать, как эти, по сути, сепаратисты, возвращаются во власть?

- Увы, да. Я был неприятно поражен, когда был в Лисичанске, встречался с жильцами разрушенного дома, ставшего уже символом (войны). Стоял, разговаривал, нормально по-человечески общались. Они меня просили помочь, мы обсуждали какую-то схему, никакой агрессии не было. А когда уходил, одна бабушка в спину говорит: "Передайте большое спасибо Дунаеву (нардепу от Оппозиционного блока, который называл боевиков ЛНР героями - "Апостроф"), что выдал нам по 200 грн". Меня это порвало. Спрашиваю: а то, что перед этим вас тут на 200 млн обокрали, вы об этом не задумываетесь? В ответ - непонимание, о каких миллионах речь. А 200 гривен на тарелку супа дал - это ценят.

- И сейчас под выборы эта "благодать" опять потечет. Можно ли вымыть это рабское отношение?

- Такое рабство свойственно далеко не только этому региону, если быть честным. Даже в Центральной Украине в глубинку заедешь - там то же самое. Недели за три до моего назначения, меня в Житомирской области в маленьком райцентре забросали яйцами с криками "сепаратист". Для меня это было настолько комично, я истерически ржал. Мы приехали туда "мочить" очередного местного мента, был там такой царек. Я там своими глазами увидел реальный рабовладельческий строй: у мусоренка - своя конеферма, на которой - около 20 лошадок. Но ухаживать мусоренку некогда. Набираются местные нарушители, пьяницы, и туда - на отработки.

- Выходит, если кому-то впаяли 15 суток, то на общественные работы они на конеферму едут?

- Да. Потом мы узнали, что у него на янтаре своих десять помп стоит. Это все было потом. Руководит от там ментами, а его кума там же руководит прокуратурой. Кума отличилась тем, что постоянно синячит и на последний звонок в школе пришла с таком состоянии, что рухнула между партами и обрыгалась. Прокурор там - тоже кому-то "родич гарбузовий". А ментеныш, он такой колоритный, круглый, пузатый, как шарик. Когда мы приехали туда, собралась довольно большая толпа, больше тысячи человек. В первом ряду стояли пять человек - три бабы, два мужика. Все - как на подбор, такие же шарики.

- Родственники?

- Ну да. И эта группа устраивала по отношению к нам всякие провокации. То транспаранты вывесили, то орали что-то, потом начали яйцами кидаться. А в это время у них за спиной стояла тысяча людей, которые молча наблюдали. И когда мы уезжали, нас по одному вылавливали и тихонько на ушко говорили - спасибо, что вы приехали. Тысяча и пять. Вот такое рабство. Поэтому нельзя говорить, что оно есть только тут.

- Мне кажется, если бы они увидели хотя бы два-три реальных срока для коррупционеров, убедились, что наказание тоже есть, они бы себя так по-рабски не вели.

- Об этом президент и говорил очень жестко - задолбали ваши уголовные производства, где суды с результатами? Ну, открыли производство. А он как бегал, так и бегает, как царствовал, так и царствует. Тотальная безнаказанность порождает безответственность у одних и неверие у других. Я себе иногда это настолько явственно представляю, что задумываюсь не только о блуждающих танках, но и о блуждающих снайперах. Реально иногда руки опускаются, и ты не понимаешь, что можно сделать по-другому в законодательном поле.

Взять фуру, которую я лично сжигал... Перед тем, как ее поджечь, мы получили в руки постановление местного суда. Содержимое фуры - это ящики с бумагой для сигарет, ящики с пачками для сигарет пустыми, оборудование для фасовки сигарет (клей и прочее). Водитель пишет в суде объяснение, что он - добропорядочный сборщик макулатуры из города Николаева, собрал машину макулатуры и везет ее сдавать в пункт приема города Донецк. И судья, ничтоже сумняшеся, выносит решение - отпустить. Фискалы прикинули, что стоимость содержимого фуры была примерно миллион гривен. А если бы эти сигареты сделать, расфасовать и реализовать, то стоимость была бы примерно 48 млн. Вот с чем боремся. Поэтому когда я вижу, как пытаются провезти мясо-сало - да, там подъем в три-четыре раза. Но не в десятки раз!

Кто успел, тот "распилил"

- Когда вы ехали сюда после назначения, то узнали о сумме бюджета - 2,5 млрд грн - и тогда для вас эта сумма выглядела огромной...

- Ну, если реально - то сумма и правда огромная. Но я теперь понимаю, что она у меня в кабинете в чемоданах не стоит. Это неосязаемые деньги. Конечно, есть масса способов превращать эти неосязаемые деньги в шелестящие купюры и пухнущий счет в банке.

- Вам тут что-то подобное пытались предложить?

- Нет.

- Не смеют?

- Скорее всего, да, потому что моя позиция достаточно жесткая и достаточно известная. Поэтому таких нахалов пока не находилось. Я жду их с нетерпением. Что касается схем воровства - есть тупые и изощренные. Сейчас массово идет восстановление инфраструктуры, на это государство выделяет немалые бюджетные деньги - порядка 200-500 млн. в год. И тут "пилят", кто во что горазд. Есть и фиктивные работы, и (завышенная) стоимость стройматериалов.

Георгий Тука рассказывает, как недавно в область приехал работать один человек, и он попал в кабинет капитального строительства на заседание чиновников, на котором как раз готовилось подписание договора на поставку металлопластиковых окон по цене 1,7 тыс. грн за одно окно. Общая сумма контракта - около миллиона, окна должны были пойти на восстановление школ. "Мой представитель сам из Днепропетровска, увидел эту цену, говорит - вы с ума сошли, я вам за 1,1 тыс. из Днепра сам эти окна на руках принесу. Повисла тишина, - вспоминает Тука. - Мы это пресекли. А сейчас проводим ревизию этих школ, и я буду заказывать аудит в Управлении капитального строительства". Глава ВГА заявляет, что в его команду уже прибыл человек, который займется организацией Службы внутреннего аудита, которая будет целенаправленно отслеживать возможности коррупционных действий всей администрации.

Говорить о сформировавшейся команде пока рано, но Тука рассказывает о пополнении, которое заступит на рабочие места в ближайшее время - люди будут отвечать за ЖКХ, медицинскую сферу, образование, экономику и контролирующие органы. Завлечь их удалось исключительно идеей, признается он. "Все можно было бы сделать намного быстрее, если бы были материальные условия. Найти людей, которые на грани безумства попрутся сюда из вполне благоустроенных квартир, городов, в непонятные курятники с мизерной зарплатой и 18-часовым рабочим днем, тяжело, таких фанатов не так много. Но они есть", - говорит глава ВГА.

- Вы чувствуете, что местные чиновники вас пытаются использовать?

- Допускаю, что пытаются. Но доказательств того, что у кого-то это получается, у меня нет. Изначально таких случаев было очень много, тут был вал доброжелателей, в уши вдували постоянно. Честно говоря, мне хватило первых 3-5 дней, чтобы понять, что слепо доверять тут нельзя никому. Доходило до анекдотических ситуаций, когда заходит местный активист Петров, говорит: "Я сепаров гоняю уже 50 лет, только на меня вы можете положиться, только я один (за Украину)", через минуту заходит следующий: "Я -Сидоров, только я один, вот перед вами был Петров, я его видел, он перекрашенный сепар"... Не успевает закрыться дверь, залетает гражданка: "Я - Мария Никитишна, я тут видела, как от вас выходили Иванов с Петровым, а еще есть Сидоров с Косяковым, это банда перекрашенных сепаров, это сейчас они ходят в вышиванках, а я-то их всех знаю". У меня уже голова вот такая. За первую неделю у меня реально было отвращение к вышиванкам и к активистам.

- И они все демонстративно устроили в вашем кабинете "парад вышиванок"?

- Первые дни - да. Но это наушничество не прекращается. Доходило до смешного, когда мне моя агентура донесла, что человек, на которого я уже подписал увольнение, зам ЖКХ, некто Голуб (директор департамента ЖКХ Луганской администрации Александр Голуб, - "Апостроф"), он по администрации ходит и рассказывает, что волна миновала, что он опять на коне, что губернатор у него вот где (показывает сжатый кулак), что он подписывает все, что я даю. А я-то уже знал, что решение принято. Я взял и в Facebook написал, что ходят товарищи, которые не догадываются, что их судьба как работников администрации уже решена. При этом не указал ни должность, ни фамилию.

- Что, он прибежал первым?

- Нет. Он прибежал третьим. На утро половина приемной - с докладными, с закладными. Когда заполз сам Голуб, я уже так ржал. И друг на друга - понеслась!

- А какой-то конструктив есть в этом стукачестве? Они правду говорят?

- Да, мне не надо полиграфа. Настолько это было комично. Они друг на друга, нескончаемым потоком. Может, это свойственно любому коллективу. Но я такого жизненного опыта никогда не имел. А сейчас еще и выборы. Я так ожидаю, что со следующей недели начнется очередной вал информационного потока.

- Тут главное, чтобы они в вышиванках заходили. Это ведь для них своего рода камуфляж. Зато по нему можно вычислить, кто сепаратист. Если говорить о предстоящих местных выборах, есть ли проукраински настроенные, у кого есть шансы зайти во власть?

- Есть. Их немного. Есть люди реально проукраинские, часть хочет остаться при власти, а часть хочет какого-то социального лифта в собственной иерархии. Есть небольшая группа людей, реально проукраинских, которые никогда во власти не были до сих пор, но реально хотят что-то изменить. Удастся ли их провести на выборах - не знаю.

- А как вы можете помочь?

- Я не имею права заниматься агитацией, да и не люблю я это дело. Но есть масса способов пропагандировать человека, не вступая в прямую агитацию. Например, на торжественном мероприятии, сельском сходе, посвященном прибытию "их величества губернатора", и если за моей спиной будет стоять этот человек, то это ему уже помощь. То есть не запрещенные законом способы. К сожалению, во всех без исключения партийных списках достаточно персонажей, с которыми я не сел бы даже за один стол. Может, это одна из главных причин, почему я категорически отказываюсь идти куда-то в политику.

Я еще по-прежнему продолжаю разочаровываться, хотя повидал много. Первый мой опыт снятия розовых очков был во время встречи с Пашей Жебривским (глава Донецкой ВГА, - "Апостроф"), когда только-только меня назначили. Мы встретились в Киеве. Сидим, разговариваем. Я - весь такой радужный, у меня свое видение о команде, будущих кандидатах, мы разговариваем. Я ему фамилию, он мне - номер (уголовного) производства. Я ему фамилию - он мне сумму. Я ему фамилию, он мне - номер статьи. Я ему фамилию, он мне - схему и потоки. За полчаса...

- Развалил всю вашу команду?

- Было такое впечатление, что он меня грязной мокрой половой тряпкой отхлестал по физиономии. А он же прокурор по борьбе с коррупцией. Я говорю: "Паша, краще б я оце з тобою не зустрічався". Он давай ржать. Я говорю - не представляю, как ты, все зная, можешь в этом кубле работать? Он говорит, что за столько лет система была построена так, что только такие рядом и есть.

- А сейчас какие у вас ощущения - кто за вашей спиной?

- За спиной в ближайшее время появятся два человека - один будет моим первым заместителем, уже проведена вся процедура, согласование, проверки. Надеюсь, на следующей неделе она приедет. И приедет мой друг юности, которого я назначаю главой облздрава. К этим людям я смогу повернуться спиной. Повторюсь, моя цель - изменить систему. Я поэтому и пригласил этих ребят из Комитета по противодействию и борьбе с коррупцией.

Не для того, чтобы они тюкали Наума (Анатолия Науменко, главу Управления МВД в Луганской области, - "Апостроф"). Кто такой Наум, я и без них знаю, может, даже больше их вместе взятых. Кто такой прокурор, эсбешники - я все это знаю. Люди, помогите, дайте алгоритм, какие надо изменения в системе (!) провести, чтобы даже после моего убытия не смогли появиться Наумы, такие прокуроры... Но, к сожалению... Они приехали, но результат получился совсем не такой, как я ожидал. Их (силовиков) сразу начали мордой бить об стол. Они к такому непривычные, да никому такое не нравится. Но я всегда стараюсь быть максимально объективным. Даже если он - мерзавец и взяточник, то это не говорит о том, что у него нет проблем. Те же самые бесквартирные менты - это проблема, которую надо решать. Те же дырки в законодательстве - это проблема, которую надо решать.

Георгий Тука уверяет, что и дальше будет стараться приглашать народных депутатов в область, а также возить силовиков с собой на заседание комитета в Киев и просить, чтобы их проблемы выслушивали. Хотя соглашается с тем, что работа и отчеты силовиков зачастую выглядят как банальная показуха.

Тука рассказывает историю с международными перевозками по маршрутам Северодонецк - Москва и Лисичанск - Санкт-Петербург. Они осуществляются так: на украинской территории люди сели в автобус, их довезли до села Меловая, которое просто разделено на две части разделительной линией. Там пассажиры перешли пешком через дорогу и сели на автобус этой же компании и поехали в Москву и Петербург. Буквально на днях доложили, что СБУ перекрыла этот канал, завернула назад людей, задержала несколько автобусов.

"Это все классно, а до того все работало, пограничники видели, знали и, получается, были в доле? А вот на этот вопрос - тишина. Скорее всего, устроена показуха. Тривиально - раз система работала, значит, эти же пограничники получали бабки и закрывали на это глаза. Если бы за этот день-два появился новый погранотряд, то можно было бы сказать: вот, сменили пограничников, они начали работать. Но никого ж не сменили!" - возмущается Тука. А в приватной беседе сбушники ему пожаловались, что у водителей изъяли права, документы на автобусы, но потом передали транспорт самим же водителям на ответственное хранение. "Через день эти же автобусы внаглую, без документов, с теми же самыми водителями, с новыми пассажирами опять были задержаны на маршрутах. Я обращаюсь к сбушникам - что делать? Тишина. Я когда это услышал, сразу вспомнил "Зеленый фургон" - прошу передать мне самогонный аппарат во временное пользование. Ну а как еще. Значит, сбушники тоже в доле", - говорит он.

Тука уверен, что реформирование правоохранительной системы, если разбирать триумвират суды-прокуратура-милиция, надо начинать с судейского корпуса, поскольку судей намного меньше, чем милиции и прокуроров. "В конце концов, именно эти люди выносят финальный вердикт именем народа Украины. Как бы мы кого ни поменяли, возьмем идеального сбушника или прокурора, но финальное решение принимает конкретный судья. И эти персонажи так обнаглели и зажрались, что в киевском суде на Печерске (кажется, это была программа "Гроші") мало того, что они ездят на "туарегах" и "лендкрузерах", так еще не стесняются в декларации указывать: общая сумма подарков за год - 2,5 млн. Как будто с другой планеты!" - возмущается он.

Фермы для переселенцев

- В каком состоянии сейчас луганский бизнес, насколько велика проблема с рынками сбыта?

- С поиском рынков сбыта, то это проблема серьезная, потому что если говорить о малом и среднем бизнесе, он был сориентирован либо на Донецкую и Луганскую области (речь, в том числе, об оккупированных территориях), либо на Россию. Сейчас эти оба рынка закрыты. Если говорить о крупном бизнесе, то там ситуация другая. Там есть европейские рынки, хотя немало компаний по привычке работают на Россию. Сказать о том, что весь бизнес лежит - неправильно.

Есть трудности, связанные с логистикой. Если взять Луганскую область, то северо-восток для сельхозпродукции области закрыт. А искать пути на запад и на юг, то свято место пусто не бывает, там уже все занято. Во-вторых, доставка и логистика на европейские рынки через западную границу Украины съедает всю рентабельность. Поэтому надо искать внутренние пути. Не думаю, что это полный тупик, что-то можно делать.

Глава Луганской ВГА рассказывает о проектах международных неправительственных организаций. К примеру, люди получают возможность построить дом с использованием современных энергосберегающих технологий, при таком поселке создается малое производство, которое позволяет семье прокормить себя и отдавать свою сельхозпродукцию компании, которая и предоставила стройматериалы. Можно выращивать овощи на вертикальных грядках, благодаря которым урожайность на небольшой площади повышается в разы.

Еще один проект - ферма по выращиванию речных креветок или индюков. Продавая продукцию, семья может за 10-15 лет выкупить право собственности на построенное жилье. По сути, такие проекты подошли бы переселенцам, считает Тука. Коттеджные поселки с использованием современных каркасных технологий можно построить за 6-9 месяцев. Жилье там получат лишь те, кто согласен работать на ферме.

В области насчитывается порядка 200 тыс. переселенцев. 50% луганчан проживают в селе, и проблем с землей нет, так что можно найти немало подобных проектов. С городскими жителями сложнее - тут катастрофически не хватает жилья. Особенно остро стоит вопрос в Северодонецке, поскольку административный центр области перенесен сюда, и тут сконцентрированы все админструктуры: суды, налоговая, прокуратура, администрация.

А жить людям негде, поэтому и цены на аренду жилья подскочили чуть ли не в три раза. "Я вчера ради интереса посмотрел на зарплатную карточку - за два месяца своей работы я получил 12 тыс. грн. А снять однокомнатную квартиру - 3-3,5 тыс. минимум, если повезет", -рассказывает Тука. Признается, что сначала жил в гостинице, но платить 500 грн в сутки оказалось не по карману, поэтому он переехал за город и теперь живет неподалеку от здешних переселенцев. Платит за жилье без учета коммунальных услуг 1,5 тыс. грн.

В телефонном режиме

- Как ваша семья относится к тому, что вы перестали зарабатывать деньги и живете вдали от них?

- С состраданием. Тяжело, конечно. И без денег тяжело, и то, что видимся редко, тяжело. Но они понимают, что я взвалил на себя такую ношу и такую ответственность, я реально хочу реализовать свои мечты. Наверное, было бы намного комфортнее, если бы это предложение поступило не в Луганской области, а, например, в Киевской, чтобы не менять привычный уклад жизни и место жительства. Но влез здесь. И, честно говоря, так привык, что последний раз с женой был небольшой конфликт. Я был в Киеве, и когда после встречи с президентом поздно ночью приехал домой, было начало второго. Я беру компьютер, а жена говорит: "Иди спать, зачем тебе компьютер?" Я говорю: "Я хочу на утро билет домой взять" (качает головой и улыбается).

- Что, получили за это?

- Получил, да... Неоднократно слышал от тех чиновников, которые сюда приезжают по разным делам в командировки, когда встречаю их потом в Киеве - у тебя там условия ужасные, но зато как у тебя интересно.

- Я знаю, что у вас есть дочь.

- Да. А сейчас такой возраст - 15 лет. Начинается...

- Она с пониманием относится к вашему отсутствию или ей тоже нелегко?

- На словах, вроде, с пониманием. Но как там в душе - не знаю. Но потеря отцовского контроля уже ощущается.

- А вы - контролер?

- Да, я - контролер. Потому что возраст у нее уже тяжелый, в таком возрасте нужен повышенный контроль. Чтобы, не дай Бог, не вляпалась в халепу. Конечно, воспитание детей по телефону - это малоэффективно.

- Но пока еще авторитет чувствуется?

- Да, тем более, она постоянно наблюдает за мной в интернете, по телеящику. Она понимает, что я делаю важное дело. Когда меня только назначили, она спрашивает: "Папа, а кто главнее, - ты или народный депутат?" Я говорю: "Лиза, а сколько у нас народных депутатов?" Она говорит: "450". "А сколько глав областей?" Она: "24. Ааа, поняла" (смеется).

- А вы чувствуете себя главнее депутата?

- Нет. Честно говоря, меня до сих пор коробит, когда я приезжаю куда-то в район, а там на меня жители смотрят как на божество, спустившееся с неба. Я такой же простой, как те ребята, которые на улице. Нет у меня снобизма, свойственного чиновникам. Может, потому, что я, как говорят, из грязи в князи. А они к своему княжескому положению шли годами упорного бюрократического труда. Поэтому они обрастают этим (снобизмом). Но я это не люблю и так себя не ощущаю.

- Вы же понимаете, что такое поклонение барину - это, возможно, не только их многолетняя привычка, но и надежда на то, что вы что-то измените в их жизни.

- Наверное, да. Так и есть. Я часто говорил, что моя миссия, если так можно сказать, - не посадить пятьдесят местных чиновников или построить дорогу. Я хочу постараться на своем примере изменить это барское мировоззрение людей, чтобы они поняли, что надеяться можно и нужно в первую очередь на себя. А от властей можно и нужно требовать, а не просить. Насколько мне это удастся - поживем-увидим.

- А чувствуется этот посыл? Вот они встречают вас первый раз как барина, но потом, узнав немного, может, меняют свое отношение?

- Самим фактом появления ничего не изменишь. Но я всегда, когда куда-то выезжаю, стараюсь с людьми общаться нормально, по-человечески.

Тука рассказывает о своем визите в Старобельск, где он познакомился с супружеской парой - предпринимателями, которые купили турецкую линию по переработке для производства макаронных изделий, построили свою пекарню, а также делают подсолнечное масло и занимаются разливом питьевой воды из скважины. Пара призналась Туке, что для них это было что-то невероятное - "пообщаться с живым губернатором и проговорить полтора часа, обсудить будущее детей, страны в целом". А во время визита в Белокуракино глава администрации показывал Туке больницу.

"Мы там бегло прошли, посмотрели, потом, прощаясь, зацепили вопрос, что надо сделать в медицине, и, стоя на крыльце, проговорили больше часа, спорили, обменивались мнениями, - рассказывает глава ВГА. - Когда я начал садиться в машину, то люди увидели, что перед ними нормальный дядька, с которым можно разговаривать, обмениваться мнениями, договариваться". Он жалеет, что для таких встреч времени очень мало, а ведь именно они могут менять мировоззрение людей. "А когда ты приезжаешь как свадебный генерал на торжественное мероприятие под звуки оркестра вручить два десятка грамот, под барабаны и горны, то, к чему привыкли все чинуши, мне это всегда неприятно, - признается Тука. - Но приходится, это часть образа жизни в этой области".

Потроллить бабушку

- Вы чувствуете сепаратистские настроения в регионе, в чем они проявляются?

- Ни разу никто мне в глаза такие взгляды не высказывал, со мной на контакт чаще всего выходят проукраински настроенные люди. Я все это прекрасно понимаю. Объективно я не делаю оценку о настроениях людей только на основании круга, с которым общаюсь. Я был бы благодарен, если бы нашлась консалтинговая компания, которая бы провела реальное исследование общественного мнения. К сожалению, таких желающих не нашлось, а заказывать исследование я не могу - у меня нет таких статей бюджета. Но, без сомнения, для понимания объективной картины это важно.

- Когда-нибудь война закончится, мы снова будем жить в одной стране, как нам стать одним народом и перестать ненавидеть друг друга?

- Как перестать ненавидеть после таких рек крови - это самый болезненный вопрос.

- А можно ли?

- Это будет непросто и не быстро, тут иллюзий нет. Давайте вернемся к тому, что первопричина этой войны - война в умах. Все эти "Донбасс всю страну кормит", "Донбасс на колени не поставить". Я проезжаю по этой бедной, нищей Луганщине, гляжу на эти двухэтажные бараки с печным отоплением, шахтерские поселки и думаю: "Господи, да кого вы можете кормить, если вы сами себя прокормить не в состоянии?"

Я практически готов отказаться от борьбы за умы старшего поколения. Это практически безнадежно. За людей среднего поколения, моего, - 50 на 50, при определенных усилиях это можно сделать. Но вот молодежь я им так просто не отдам. Одна из лучших схем работы с молодежью - позволять ребятам своими глазами, на своем личном опыте познавать мир. Потому что сколько не говори "халва", а во рту слаще не станет. Еще Геннадием Москалем была развернута программа организации отдыха детей с Луганщины по другим регионам Украины. Когда из Станицы Луганской для отдыха, кажется, в Ужгороде в начале лета набирали первую группу, то из 35 мест было только 9 желающих.

- Боялись, что там выпьют кровь младенцев?

- Да, боялись. Но вернулись эти девять, рассказали свои впечатления, на следующую группу собралось 35 желающих. Когда эта группа возвращалась назад, то из 35 детей то ли четверо, то ли семеро изъявили желание остаться и не хотели возвращаться. На третий заезд было уже больше 50 желающих. Ребята приезжают оттуда, начинают троллить своих русскомирных дедушек, бабушек, пап и мам, это ломает стереотип. Это - лучший способ. Поэтому я такие проекты пробиваю везде, где можно, на международных встречах.

Георгий Тука говорит, что на днях о таком проекте он договорился с послом Литвы, и теперь на бесплатное обучение в эту страну отправятся пока только пять детей, которые будут жить в семьях, ходить в школу, где преподавание будет на русском, отдельно на украинском и литовском. Такую же программу глава ВГА инициировал на встрече с представителями Еврокомиссии и ОБСЕ. Последние анонсировали проект на своем сайте. По мнению Туки, молодежь надо отправлять учиться в другие страны, просто смотреть мир, чтобы они увидели, насколько он разнообразен, "на собственной шкуре понять, что НАТО - не кровожадный дядя Сэм с атомной бомбой в кармане, мечтающий, как бы покорить этот Луганск с этим Донецком, которые этому НАТО триста лет снились, - говорит Георгий Тука. - Надеюсь, мы запустим программы по обучению, но с обязательным условием, что ребята будут возвращаться сюда".

- Вне всякого сомнения, предстоит работа с педагогическим составом школ и других учебных заведений. Немало фактов, когда "ватные" преподаватели все еще остаются на своем месте работы. И я буду прилагать все усилия, чтобы подобные люди были извлечены из системы образования, нечего им там делать. Пусть другими делами занимаются. Мечтаешь о России - чемодан, билеты, вокзал. А калечить детей я им не позволю.

- Но в регионе таких учителей немало. Кем их заменить?

- Это проблема, но есть вариант - в Центральной и Западной Украине есть немало педагогических вузов, выпускники которых готовы ехать и преподавать здесь. Конечно, придется решать проблему с жильем.

Российский агитпроп

- В донбасских городах и селах прифронтовой зоны массово смотрят российское ТВ. Бывает, электричество получают благодаря генераторам или топливу, которое дают украинские военные, и при этом в эфире - какая-нибудь "Россия 1". Что можно сделать с этой российской телепропагандой?

- Это - архисложный вопрос. Ведь этот агитпроп поступает не по кабельному ТВ, которым достаточно легко управлять, а со спутника. Сбить его? Спутниковые системы приема сигнала стоят недорого. Если проехать по местности, все вокруг увешано этими тарелками, все (развернуты) в одном направлении.

- Значит, технически ничего нельзя сделать?

- Я иногда задумываюсь, а не запретить ли использование спутниковых тарелок в области, но вряд ли это законно. Судами замордуют. Надо быть объективными - информационный продукт, который производит Украина, по качеству существенно уступает продукту российскому. Поэтому конкурировать очень тяжело, а мозги промываются просто капитально. Надо или придумывать какие-то хайтек-технологии, чтобы глушить эти российские сигналы. В городах с этим еще можно справиться - там есть кабельное и можно запретить тарелки. Если взять Киев, то там их по городу практически не увидишь, очень мало, потому что можно подвести под нарушение архитектуры постройки.

- Какой соотношение сельского и городского населения в Луганской области на подконтрольной территории?

- Если взять три города - Рубежное, Северодонецк и Лисичанск, то это тысяч 350-400 в совокупности. А общее число населения с учетом переселенцев - 800-850 тыс.

- То есть около половины все равно будут не "оптичены", даже если попытаться отрезать этот сигнал в городах? Может, попробовать тогда какие-нибудь агитки-листовки...

- (Кивает). Агитки и листовки нужны, особенно для сельской местности, для людей старшего поколения. У меня есть еще одна идея, пока - только идея. Я вспоминаю свое детство, раньше в каждом селе возле почты, на рынке, на главной площади стояли такие устройства, назывались они колоколы. Это были громкоговорители, из которых звучало радио. Достаточно эффективно и малобюджетно. Новости, перебивки. Там можно пускать центральные радиосигналы и делать перебивку местными новостями. Мне кажется, это очень хорошая идея. Нужно ее теперь воплощать в жизнь. Я ее уже много раз озвучивал, она всем нравится, но за реализацию никто пока не хочет браться.

Худой мир

- Как вы думаете, в зоне АТО очередное затишье или, все же, уже навоевались?

- Я знаю, что и на той стороне, и на нашей люди уже от войны устали. В то же время я отдаю себе отчет в том, что армия есть армия, есть дисциплина и приказ, а с той стороны из числа боевиков там осталось процентов 25-30. Все остальное - это пришлые граждане, включая регулярные воинские части (РФ). Если будет приказ, тогда, невзирая ни на что, пойдут воевать. С другой стороны, скажу честно, я не в восторге от такого перемирия, потому что в результате мы получаем то, о чем я предупреждал еще полтора года назад - черную дыру практически в центре Европы, по сравнению с которой Приднестровье - это жалкий лепет. Это и финансовая дыра, и человеческая, и товарооборот, и наркотики, и оружие, и все, что хочешь.

И если уж так складывается, что мы на сегодняшний день не в состоянии без кровопролития вернуть себе эту территорию, мне представляется, что надо обустраивать полноценную границу с жесточайшим контролем, в первую очередь, чтобы обезопасить большую Украину от проникновения террористов с той стороны. Уже до конца года будет закончено строительство такой границы в Харьковской области, и, если не ошибаюсь, ориентировочно по графику с декабря начнутся работы по Луганской. Ров, вал, колючая проволока. Не знаю, правда ли, но в интернете я видел информацию о том, что русские со своей стороны строят похожие сооружения вдоль границ ЛНР, ДНР. Им вся эта мотороловско-гивиевская братия там и даром не нужна. А нам надо думать о физической ликвидации этих подонков, а не просто вытеснении назад в Россию.

- Есть ли, по-вашему, силы внутри ЛНР, настроенные на движение на совместное проживание с Украиной?

- В общей массе все устали от войны. Но это не говорит о взаимных симпатиях. Надо понимать: чтобы этот огонь разгорелся вновь, надо пару маленьких искр. Желающих разжечь этот костерок достаточно. Тут - намного меньше, там - побольше. Потому что там до сих пор есть откровенно криминальные образования, которые рано или поздно исчерпают финансовый ресурс в виде какого-то подножного корма. Не останется ничего другого, кроме как провоцировать очередные конфликты, чтобы получать новые объекты для грабежей и мародерства. Но большая масса простых обывателей от этого реально устала. Я недавно читал их социологические данные, не знаю, насколько им можно верить, но порядка 30% населения на той стороне мечтает о вхождении в состав России. А подавляющее большинство мечтает о своей квазиреспублике.

Георгий Тука уверен, что на оккупированной стороне все же есть часть людей, которые поддерживают Украину. Он говорит, что там есть одни стереотипы - о "бандеровцах", которые идут их насиловать, грабить и убивать, о кровожадном дядюшке Сэме с татуировкой НАТО на лбу, то у нас стереотипов тоже хватает - о непримиримых луганчанах, которые твердят "наши деды воевали".



Отправить пост в социальную сеть:
03d9dc92